Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

Александр Межиров " Высоко в горах Герцеговины..."

Зоя Межирова: Думаю, что это, к сожалению, достаточно малоизвестное стихотворение А.Межирова, стало - по своей особой внутренней энергии ритма - предтечей другого, одного из лучших межировских стихотворений - "Alter ego". Нарастание, закипание ритма здесь начинается где-то к середине стихотворения.
*     *     *
Высоко в горах Герцеговины
Мелочь принимается в расчет, —
Если утопить стекло кабины,
Грейдерною пылью занесет.

Правая выхватывает фара,
Возле груды пьюков и лопат,
Знак дорожный горного обвала,
Чтоб не угодить под камнепад.

Повороты вывихнуты круто.
Жизнь копейкой пляшет на кону.
Скалы не подвластны стали Круппа,
Люди не подсудны никому.

Но вглядись внимательней и зорче
В родовые каменные корчи,
В эти схватки гнева и любви, —
Высоко в горах Герцеговины,
Где по склонам катятся лавины,
Чуждого пришельца улови.

Он храпит в пещере перевала.
Никогда его не волновало,
Что о нем в народе говорят.
Высоко забрался этот шустрый
Немудренный отпрыск Заратустры,
Может, серб, а может, и хорват.

Что они умеют, эти руки,
И какому служат ремеслу, —
Опрокинуть в пыльной Баня-Луке
Мусорную урну на углу.

Одобряю. Стоящее дело...
Мчалось время, голову сломя, —
И за ним чуть-чуть недоглядела
Связанная с временем семья.

Действует звереныш этот умный,
Но не вопреки и не назло:
Видно, было время ставить урны.
Время опрокидывать пришло.

В Баня-Луке битники босые,
Люты, худощавы и смуглы,
Не как в Штатах и не как в России,
А совсем особые — свои.

Битники не выражены словом
И не истолкованы пока.
В Баня-Луке, в городе торговом
Улица прямая широка.

Есть мечети. Но молиться негде.
Отвернулся от страны Аллах.
В Баня-Луке, на прямом проспекте
Битники дежурят на углах.

На проспекте битники дежурят,
Брови хмурят, чуингвам жуют.
Сигареты «Филип Моррис» курят.
Фуги Баха про себя поют.

Ночь светла. Погода неплохая.
Засвистит вожак — и там и тут,
Вдоль всего проспекта, громыхая,
Мусорные урны упадут.

А когда вконец надоедает
У свободы в рабстве пребывать,
Баня-Луку битник покидает,
Чтоб свободным сделаться опять.

Там багрец и охра в листьях палых,
Там рабами Рима в облаках
Выбит путь на выщербленных скалах
И не реставрирован никак.

Там, в пещере мертвого пророка.
Подложив под голову гранит,
В забытьи железком, одиноко,
Отпрыск Заратустры возлежит.

Он храпит, худой, длинноволосый,
Бородой обросший, трезвый в дым,
И на эпохальные вопросы
Отвечает храпом молодым.

Александр МЕЖИРОВ ГРУЗИНСКИЙ ТАНЕЦ С МЕЧАМИ

Александр МЕЖИРОВ
ГРУЗИНСКИЙ ТАНЕЦ С МЕЧАМИ
Сохрани меня, танец,
На веки веков
От оков,...
От заученных слов!

Проведи меня, танец,
По светлой стране,
По весенней струне!

Чтоб звучала струна,
Чтоб крепчала весна.

Подыми меня, танец,
Над горным хребтом.
А потом
Опусти,
Не обрежь
У студеной реки
О зеленые травы-клинки.

Расколи о колено грохочущий бубен!
В эту ночь мы о небе, о звездах забудем, –
Мы запомним лишь землю,
Которую все
В эту ночь
Увидали
В особой
Красе.

Эту землю,
Которой проходит легко
На носках
Под неистовый гик
Илико...

Он идет, и в пыли запевают мечи
Возле самой
заломленной
каракульчи.

За оградой на привязи кони храпят,
Чистой пеной кропят удила.
И железные цепи, как кости, скрипят
На зубах у овчарок.
И мгла.

То ли топот
Приглýшенных пылью
Подков,
То ли бубен
Пространство дробит...
Окружи меня, танец, на веки веков!
Подари мне свой праздничный быт!